Вопросы реализации свободы совести, права на религиозную тайну в свете изменений в семейном и ювенальном законодательстве в РФ

Доклад на Научно-практической конференции Общероссийской Общественной Организацией Содействия Защите Свободы Совести (МАРС) 13 декабря (четверг) 2012 г.

«Ювенальная юстиция», согласно общепризнанной терминологии, это особая процедура правосудия в отношении несовершеннолетних правонарушителей.

Однако, под «Ювенальной юстицией» в России сегодня принято понимать прежде всего «Ювенальные технологии», в то есть приемы и методы специализированных органов (таких как опека и попечительство) в целях защиты прав несовершеннолетних.

Широко известны многочисленные протесты российской общественности и прежде всего верующих в связи с введением в практику ювенальных технологий. И данные опасения не лишены оснований, так как напрямую связаны с потенциальной угрозой нарушения основных прав и свобод российских граждан. Для верующих это в первую очередь: свободы совести и гарантированные Конституцией РФ права семьи, родителей и детей.

Применительно к вопросу реализации свободы совести и права на личную религиозную тайну, мы имеем дело с заложенной бомбой замедленного действия, которая рано или поздно сработает, если практика правоприменения и формирующееся правосознание пойдет по тому сценарию, который сейчас возобладал в российском обществе.

Опасения вызывают следующие , ставшие доминирующими, принципы современного российского правосознания в области взаимоотношений государства и института семьи:

  1. Патерналистская модель взаимоотношений государства и семьи, где государство defacto признается «лучшим родителем»;

  2. «Презумпция виновности» родителей;

  3. Обозначенный и ставший уже доминирующим принцип разделения религий в РФ на «традиционные» и все остальные.

Так, российская Конституция и Семейный кодекс провозглашают , что семья неприкосновенна и государство не имеет права вмешиваться в ее «внутренние дела». Семья для ребенка — это наиболее безопасное место, там о нем заботятся больше всего, поэтому ребенка нельзя рассматривать отдельно от его семьи.

С другой стороны, очевидным является факт, что в определенных семьях имеется угроза нарушения прав ребенка, например существующая проблема насилия в семье, или не выполнение родителями своих обязанностей. Органы опеки по логике законодателя должны как раз выявлять такие нарушения и обеспечивать защиту прав детей в таких семьях.

Однако, сегодня существует серьезная потенциальная опасность, что под «социально опасным положением» (как ребенка, так и семьи) может пониматься нахождение ребенка в семье, принадлежащей «нетрадиционной религии». Такой сценарий уже реализовывался в СССР, когда детей «изымали» из семей верующих под предлогом ограждения их от влияния «мракобесия».

Законодательно уже сегодня закреплен скрытый конфликт между правом семьи и правом «лучшего родителя», то есть государства в лице органов опеки и попечительства. Это может касаться как методов воспитания, так и выборов форм образования. Последнее же тесно связано с религиозными взглядами и верованиями, как родителей, так и других членов семьи, включая детей, чья специальная правосубъектность не исключает права на собственный выбор религиозных взглядов, и сохранение религиозной тайны, как одного из центральных институтов в реализации права на свободу совести.

Правовые гарантии личной религиозной тайны содержатся, в Конституции Российской Федерации, а также в иных федеральных законах. Так, часть 1 статьи 23 Конституции Российской Федерации гласит, что «каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени».

Г.Б. Романовский указывает, что «Религиозные убеждения – это элемент внутреннего мира человека, соответственно часть его частной жизни»1 . «С такой позицией ,- подчеркивает А.В. Пчелинцев,-« трудно не согласиться, поскольку она защищает право личности на внутренний мир и личные мировоззренческие убеждения от любого административного вмешательства и произвола со стороны государственных органов и иных лиц»2.

Согласно ст. 5 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях» религиозное воспитание детей относит к ведению родителей (или лиц, их заменяющих) «с учетом права ребенка на свободу совести и свободу вероисповедания» .

Это положение закреплено и в ст. 57 Семейного кодекса РФ, предоставляющей ребенку право выражать свое мнение при решении в семье любого вопроса, затрагивающего его интересы. При этом, защита прав и интересов детей возлагается на родителей, которые являются их законными представителями перед внешними физическими и юридическими лицами (ст. 64 СК РФ).

Действующие сегодня в России ювенальные технологии сформировались с принятием в 1998 г. Государственной думой 2-х законов:

1. ФЗ «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации от 24.07.1998 № 124-ФЗ

2.ФЗ «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» от 24.06.1999 N 120-ФЗ

Согласно перечисленным законам, которые конкретизируют полномочия органов опеки и попечительства, закрепленных в СК РФ, последним , в силу оценочных формулировок законодательно даются огромные полномочия, что при субъективном трактовке , а также в силу вышеперечисленных победивших концепций правосознания, могут привести к многочисленным злоупотреблениям и нарушениям базовых прав на свободу совести, прав верующей семьи.

Так, ФЗ -120 «Об основах профилактики правонарушений несовершеннолетних» обозначает, но не раскрывает в полной мере такие понятия, как безнадзорный – это «… несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или законных представителей…». Однако, понятие ненадлежащего исполнения обязанностей и каких именно обязанностей в законе отсутствует, так же как отсутствует в нем и размер, и форма содержания детям, что означает возможность любого толкования данных положений.

Согласно ФЗ-120, семья, «находящаяся в социально опасном положении», – это «..семья, где родители или законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их поведение либо жестоко обращаются с ними». Все понятия носят оценочный и субъективный характер. Кто на практике уже сейчас определяет «отрицательное поведение»? Органы опеки исходя из личного культурного, образовательного уровня, религиозных предпочтений…и, в том числе руководствуясь «правоформирующими» высказываниями главы государства, например, о «не традиционных» (в данной коннотации плохих) религиях.

Так, в законе Краснодарского края «О мерах по профилактике безнадзорности и правонарушений в Краснодарском крае» указано, что он является правовой основой для защиты жизни и здоровья несовершеннолетних, профилактики безнадзорности. Согласно данного закона родитель решает только вопрос «о порядке и форме материального обеспечения» его ребенка. Не более…

Недостатки ФЗ-№120 и подобных ему нормативно-правовых, а также подзаконных актов очевидны: отсутствие четких правовых понятий и введение расплывчатых понятий ( таких как семья в социально опасном положении); отсутствие регламентов деятельности структур, задействованных в работе с детьми, семьей; не обеспеченность гарантий защиты конституционных прав личности на защиту семьи, частную жизнь, личную, семейную и религиозную тайну; криминализация без достаточных оснований естественного права родителя на воспитание своего ребенка методом принуждения и следовательно нарушения принципа презумпции невиновности.

В свете высказываний Президента о «традиционных религиях», антиконституционной преамбуле к закону «О свободе совести и религиозных объединениях в РФ», отсутствия концепции государственно-конфессиональных отношений и патерналистского взгляда на взаимоотношения государства и семьи, деятельность органов «ювенальной юстиции» может привести к попыткам воздействия на представителей «нетрадиционных религий» через ювенальные технологии, использование «ювенальных органов» в качестве карательных.

Как известно, президент РФ В.В.Путин в Ново-Огарево , в октябре 2012 г во время встречи с губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным и местной общественностью сказал: «..в России четыре традиционные религии, но и представители других течений должны чувствовать себя свободно»3. Свободно на сколько? Представляется, что в зависимости от субъективного мнения конкретного облеченного властными полномочиями правоприменителя.

Высказывание Президента не могло не вызывать обеспокоенности и в первую очередь среди представителей религиозных меньшинств, которые резонно полагают, что не смотря на наличие государственной регистрации их организаций, правоприменители и в первую очередь в регионах, запишут их в «не традиционные религии», с которыми и призывает «бороться» Президент.

Процесс изменения правосознания влияет на практику правоприменения, и в конечном итоге, на формирование новой законодательной базы. Тревожным в этой связи представляется расхождение действующего российского законодательства с правоприменительной практикой как в отношении к «нетрадиционным религиям», так и по отношению к институту семьи, ее автономию, права семьи и ее члена на религиозную и мировозренческую тайну.

Как известно, международные договоры, являются частью законодательства РФ, обязательными к применению и имеют превалирующее значение над национальным законодательством.

Так, п.4 ст.18 Международного пакта о гражданских и политических правах, принят Генеральной ассамблеей ООН 16 декабря 1966 г., ратифицирован СССР 18 сентября 1973 г, вступил в силу для СССР 23 марта 1976 г гласит: «Участвующие в настоящем Пакте государства обязуются уважать свободу родителей и в соответствующих случаях законных опекунов обеспечивать религиозное и нравственное воспитание своих детей в соответствии со своими собственными убеждениями».

И хотя сам Пакт не дает определения дискриминации, но Комиссия по правам человека, ссылаясь на общепринятое значение этого термина в международном праве, разъясняет, что «дискриминация» в смысле, используемом в Пакте, должна пониматься как обозначение любых различий, исключений, ограничений или предпочтений, по любому признаку, как, например, раса, цвет, пол, язык, религия…»

В области «Ювенальной юстиции» ООН было принято четыре основных документа :

1)Конвенция о правах ребенка ( 1989 года);

2) Минимальные стандартные правила, каса­ющиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила, 1985 г.);

3)Руководящие прин­ципы для предупреждения преступности среди несовершенно­летних (Эр-Риядские руководящие принципы, 1990);

4)Правила, касающиеся защиты несовершеннолетних, лишенных свободы (1990 г.).

Согласно руководящих принципов ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних («Эр-Риядские руководящие принципы», 1990 г.):

А. Семья :

12. …семья является основной ячейкой, ответственной за первичную подготовку детей к жизни в обществе, правительственным и общественным учреждениям следует прилагать усилия для сохранения целостности семьи, в том числе расширенной семьи.

17. Правительствам следует принимать меры по содействию укреплению единства и гармонии в семье и препятствовать отделению детей от их родителей…

В. Образование:

21. Системам образования, помимо учебной и профессионально-технической подготовки, следует уделять особое внимание таким вопросам, как:

а) привитию уважения к основным ценностям и воспитанию уважения к культурной самобытности самого ребенка и его взглядам, к общественным ценностям страны, в которой ребенок проживает, культурам, отличающимся от культуры собственного общества, и к правам человека и основным свободам;

22. Системы образования должны стремиться работать вместе с родителями, местными общественными организациями и учреждениями, которые занимаются вопросами молодежи.

Наблюдается тенденция к расхождению принципов вышеуказанных международных договоров и складывающейся практикой в области свободы совести и института семьи в РФ.

Очевидным является необходимость совершенствования российского законодательства. Необходим отход от однозначной патерналистской модели взаимоотношений государства и семьи. Вместо концепции государство «лучший родитель» на уровне Гаранта Конституции должны быть закреплены права семьи , включающие право на религиозную и мировозренческую тайну, а также законодательно сформулированы четкие дефиниции и механизмы взаимодействия органов «ювенальной юстиции» с семьей.

России также жизненно важно принятие концепции государственно-конфессиональных отношений и отказ от всех видов дискриминирующих и антиконституционных делений представителей религий на «традиционных» и «не традиционных», на «своих» и «чужих».

Константин Михайлович Андреев,

Адвокат

Литература:

  1. Романовский Г.Б. Право на неприкосновенность частной жизни.- М.: МЗ-Пресс,2001. С.276

  2. Пчелинцев А.В. Свобода совести и деятельность религиозных объединений в Российской Федерации: конституционно-правовые основы. – М.: ИД «Юриспруденция»,2012. С.209

  3. Стенограмма беседы президента РФ В.В.Путин во время встречи с губернатором Самарской области Николаем Меркушкиным и местной общественностью: http://президент.рф/news/16720